Лиманский вестник
пт, 09 дек.
04:00
Лиман
-11 °С, ясно

Районная газета "Лиманский вестник" рассказала об уважаемом ветеране автотранспортной отрасли

31 октября 2021, 00:00Общество
Фото: Из архива В.А. Чурсина В.А. Чурсин и С.А. Бондаренко

Сегодня отмечается День работников автомобильного и городского пассажирского транспорта

"Дорога, которая нас выбирает. Дорога, которую мы выбираем" - так называется материал о С.А. Бондаренко.

Вечерний звонок

Не так давно, ранним октябрьским вечерком, раздаётся телефонный звонок. Снимаю трубку и слышу голос нашего с вами уважаемого земляка В.П. Петракова. В своё время он работал начальником управления технологического транспорта, вторым секретарём районного комитета партии, председателем Лиманского райисполкома. Валентин Петрович произносит: «Нашу районную газету, хотя сейчас и живу в Астрахани, получаю регулярно и с интересом читаю. Ты правильно делаешь, что даёшь материалы о людях, которых ни в коем случае нельзя вычёркивать из памяти. А дело у меня к тебе такое. Напиши, если возможно, о Семёне Абрамовиче Бондаренко — интересном человеке с интересной биографией».

Охотно откликаюсь на просьбу, договариваемся о встрече с героем моего будущего очерка. К сожалению, с ним самим поговорить не удалось — приболел. Пришлось обратиться к людям, которые его хорошо знают.

Владимир Ткаченко: «Умеет понимать людей»

О Бондаренко могу сказать только самое хорошее. Руководитель с большой буквы. Тактичный, вежливый. Я, по крайней мере, никогда не слышал и не видел, чтобы он на кого-то накричал, стукнул по столу кулаком. А ещё — справедливый. В жизни ведь всякое бывает: наш брат шофёр способен на любые «закидоны». Если и случались нарушения трудовой дисциплины, Семён Абрамович давал возможность исправиться: например, переводил водителя в слесари. Но когда видел, что провинившийся так ничего и не понял, тогда, как говорится, с вещами на выход.

Семён Абрамович — человек с прекрасным чувством юмора, по жизни — оптимист. Не припомню, чтобы видел его подавленным, слишком унылым. А поводы для того были, проблем на производстве хватало, и с него как с руководителя спрашивали многое. Умел и правильно разговаривать с людьми, и понимать их.

Короткая справка. Владимир Фёдорович Ткаченко проработал водителем более сорока лет. Права получил ещё до службы в армии и там тоже крутил баранку. Вернувшись в Лиман, вновь устроился шофёром в Астраханское управление технологического транспорта. Управлял автомобилями различных марок, перевозил и трубы, и строительные материалы: песок, цемент, гравий, щебень и многое другое. Доставлял в сёла хлеб, вахтовиков на буровые площадки. В настоящее время - на заслуженном отдыхе, но с рулём по-прежнему не расстаётся. Считает свою профессию хоть и трудной, но по-настоящему интересной, приносящей огромную пользу. Любимой машиной стал «ЗИЛ»-самосвал, с которым за долгие годы настолько сроднился, что считает его чуть ли не первым домом. Кстати, этот грузовик дох пор в строю: наматывает километры на свои колёса, хотя его трудовой стаж насчитывает уже более трёх десятков лет.

Вячеслав Чурсин: «Транспорт — дело серьёзное»

С Бондаренко мы работали бок о бок более восемнадцати лет — срок достаточный, чтобы узнать о нём если не всё, то очень многое. У нас ведь как иной раз бывает. Занял высокое положение человек, дорвался, наконец, до руководящего поста — ну, и давай себе «куролесить», выставлять своё «я», давить авторитетом, не признавая никакого другого мнения, кроме собственного.

У Семёна Абрамовича — иной склад характера. На пятиминутках, которые проводились в управлении практически ежедневно с начальниками автоколонн, ремонтно-механического цеха, другими командирами среднего звена, охотно прислушивался к их словам. Если советы были дельными, брал их на заметку. Однако при всей своей кажущейся внешней мягкости имел собственную точку зрения. И когда чувствовал за собой правоту — её отставил.

Наше управление было в то время одной из самых крупных организаций в районе. Ведь без транспорта — как без рук. Обслуживали буровые и газодобывающие площадки, отделы рабочего снабжения АУБР и АНГДУ, доставляли на объекты вахтовиков, различные грузы. Поэтому профессия водителя считалась очень востребованной. Чтобы техника действовала, как часы, в ночное время суток организовывали дежурство слесарей. Шофера нередко отправлялись в дальние командировки и на сто процентов должны быть твёрдо уверены: автомобиль в дороге не подведёт. Задержался водила в пути - и на участке, где его ждут, вся работа пойдёт коту под хвост. Так что транспорт — дело серьёзное и ответственное.

Короткая справка. Вячеслав Александрович Чурсин - ветеран производства. Сначала трудился шофёром, а закончив Астраханский автодорожный техникум, стал начальником колонны вахтовых машин и автотранспортного парка. В этой должности проработал вплоть до ухода на заслуженный отдых. Человек активной жизненной позиции. Имеет многочисленные грамоты и благодарственные письма. Причём не только за успехи на производстве, но и творческие — в возрасте почти восьмидесяти двух лет пишет стихи.

Анатолий Касперович: «С ходу шашкой не махал»

Да таких, как Семён Абрамович, начальников ещё поискать! Если охарактеризовать коротко, скажу так: человек душевный. Не держащий на людей зла, не таящий камня за пазухой. И вот ещё какую бы чёрточку его характера хотел бы отметить - терпение. Среди водителей ведь встречаются разные люди. Кто-то вкалывает в поте лица, другой норовит пофилонить. Бондаренко с ходу шашкой не махал, хотя, наверное, и мог бы. Вызовет иного горе-шофёра в кабинет и начинает его прорабатывать. Не кричит, не хамит, не грубит - да упаси Боже! Но если уж скажет, так скажет. Метко, коротко и ясно, что называется, не в бровь, а в глаз.

Нередко ему намекали: дескать, выгони ты этого лодыря к чёртовой матери, охота тебе возиться? Абрамыч в ответ: «Уволить легко, но ведь пострадает тогда не только он, но и семья, дети. Давайте пока посмотрим, как дальше дело пойдёт». А после многие из тех мужиков благодарили, что он оставил их на работе. Как руководитель не выносил лжи от подчинённых: «Говорите правду, ничего не скрывайте, не приглаживайте — так будет намного легче исправить промахи и недоработки».

Короткая справка. Анатолий Матвеевич Касперович, водитель первого класса. Общий трудовой стаж - почти сорок семь лет. После ухода на заслуженный отдых ещё пять лет крутил баранку. За плечами — тысячи километров дорог, и асфальтовых, и грунтовых. Доставлял кислородную смесь на буровые скважины, на производственные объекты Астраханского нефтегазодобывающего управления. За многолетний добросовестный труд неоднократно награждался руководством организации почётными грамотами, благодарственными письмами. Имеет звание «Ударник Коммунистического труда».

Лужа и авторитет

К рассказам моих собеседников хотелось бы добавить кое-что от себя. Я не знаком близко с Бондаренко, по работе в редакции пересекались с ним разве что несколько раз, когда готовил материалы ко Дню автомобилиста. Но вот один случай запомнился особенно. Опубликовал в «районке» критическую статью под названием «Люди на болотах». А дело было вот в чём. После обильных весенних дождей улицу Ворошилова затопило напрочь. Образовалась огромная, и впрямь похожая на болото, лужа. Жителям с трудом приходилось преодолевать её. А ту статью ещё «украсили» фотографией - в общем, получилось броско и наглядно.

После публикации — звонок из райкома партии, предстоял «разбор полётов». В кабинет к первому секретарю РК КПСС А.В. Меретину заходили с Семёном Абрамовичем. Александр Васильевич спрашивает: «Товарищ Бондаренко, Вы прочитали статью? Это же камешек в Ваш огород». «Да уж прочитал, конечно. Что тут сказать могу… Недосмотрели. Мы же взяли шефство над эти микрорайоном, значит, отвечаем за его благоустройство. Исправимся за короткое время, обещаю, наведём там полный порядок: люди и техника для этого есть».

Выходим из кабинета - и ни одного упрёка в свой адрес не слышу, дескать, подложил ты мне, брат, свинью. Через несколько дней заезжает за мной в редакцию, отправляемся к той самой луже. От неё не осталось никакого следа. Дорожное полотно ровное и гладкое, люди и транспорт свободно передвигаются из одного конца улицы в другой.

«Ну, вот, товарищ корреспондент, принимай работу,- шутит Семён Абрамович, - мужик сказал, мужик сделал». Я ему: «Попробовали бы не сделать, если райком партии приказал». «И то верно, голову бы точно открутили, - улыбается в ответ, - это несчастное болото, в буквальном смысле, могло подмочить всю репутацию».

В тёплой фуфайке и в... сандалетах

И ещё несколько ярких штрихов к портрету моего нынешнего героя. В молодости обладал недюжинной физической силой. До призыва в армию, говорят, работал молотобойцем, а туда, как известно, слабаков не брали. Когда служил артиллеристом, мог запросто, в одиночку, перетаскивать с места на место тяжеленную пушку-«сорокопятку».

Прежде (сейчас и возраст, и здоровье не позволяют) — заядлый рыбак-любитель. Мёдом не корми, кажется, готов был переться хоть на край света, лишь бы подержать в руках удочку.

«Поздней осенью, - рассказывает один из его старых знакомых, - «намылились» мы на рыбалку. И не рядом с домом, а на взморье, можно сказать, к чёрту на кулички. Приезжаем на место. Смотрим, Абрамыч в зимней шапке, в тёплой фуфайке, стёганных штанах. А на ногах - летние сандалеты: сапоги в спешке забыл с собой захватить. Мужики смеются: «Как же ты умурдился? А если в воду придётся лезть? Намокнешь ведь». Отмахивается: «Да мне только до этой самой воды бы добраться. Не сахарный — уж как-нибудь не растаю. Ноги — мелочь, ерунда, высохнут. Главное, чтобы с уловом быть».

Взяли на «измор», или История его назначения

Интересна и забавна история назначения Семёна Абрамовича на должность руководителя управления. Рассматривалась кандидатура из «варягов». Районные власти рассудили иначе: зачем нам «пришлый», когда есть свой, местный. С.А. Бондаренко был в то время в управлении секретарём партийной организации. С обязанностями справлялся. Нареканий не было. Коммунисты его уважали. Но чувствовалась в человеке хозяйственная жилка. Что и привлекло внимание одного высокого начальника. Тот приглашает Бондаренко к себе для серьёзного разговора: «Семён, бросай «бодягу» с парткомом. Ты же, по большому счёту, не идеолог, а производственник. Имеешь высшее техническое образование. Тебе, как говорится, и карты в руки. Сам теперь рули коллективом». Бондаренко не торопится: «Подумать надо». «Ну ладно - подумать так подумать. Но через три дня дай окончательный ответ».

В указанный срок является в тот же самый кабинет и становится в глухую оборону: «Ничего не получится». «Плохо ты, Абрамыч, подумал, ох, как плохо. Впрочем, дело твоё», - с этими словами его собеседник выходит и… закрывает дверь на ключ с обратной стороны. Промаявшись час-полтора в кабинете, претендент на новую должность взмолился: «Да выпустите же меня, наконец, отсюда. Что ж я тут так и буду торчать, как в одиночной камере? Так уж и быть — согласен».

В общем, взяли «на измор». И правильно, как позже выяснилось, сделали. Бондренко стал хорошим руководителем, настоящим организатором производства. Оказался на том самом месте, на котором и должен был оказаться.

Семёну Абрамовичу идёт восемьдесят второй год — возраст весьма почтенный. Болячки, разумеется, дают о себе знать. Одна из них и помешала нашей с ним очной встрече. Его не увидишь теперь, бодро спешащим по поселковым улицам. Но люди до сих пор помнят о нём, говорят с уважением. Лишнее подтверждение тому — рассказы тех, кто с ним работал. Дорога, которую ему когда-то подсказали и которую он выбрал, оказалась единственно верной. И пусть она, эта дорога длиною в жизнь, длится ещё долго и долго. Или, если говорить по-шофёрски, на многие километры. Пусть будет только крепким здоровье. Ну, а остальное, как говорится, приложится.

Михаил ЦЫБУЛЯ.